Парфюмерные традиции Азии и ароматы, которые расскажут о них лучше всего

Каковы парфюмерные нравы у местных, чем японцы отличаются от китайцев и что придумает европейский парфюмер, вернувшись из Страны восходящего солнца. Иллюстрации художника Кима Цу для Haute Fragrance Company HTC

Говоря о Восточной и Юго-Восточной Азии с ее «ароматным фоном», можно сказать, что он вполне переменчив в зависимости от конкретной страны, но при этом есть одно важное общее: все запахи будут едва уловимыми, ненавязчивыми, деликатными и различимыми только на близком расстоянии. Оговоримся сразу – речь идет о парфюмерии, а не об азиатской кухне. В отличие от наваристого Том Яма, пропитавшим насквозь ваш саронг, парфюм практически не будет иметь шлейфа – ведь в Азии испокон веков считается, что запах не должен никого беспокоить.

Артефакт Шахайского музея. Рисунок чернилами и красками на шелке: женщина ароматизирует рукава халата, Чен Хонсю (1598-1652), Династия МиАроматические палочки во Вьетнаме

Как самая большая часть азиатского региона, Китай может позволить себе варьировать диапазоном запахов в зависимости от многочисленных провинций и их климатических особенностей. «Сухой» Пекин благоволит древесным нотам, а «теплый» Шанхай идеален для цветочно-фруктовых композиций. Жителям жарких и влажных южных провинций по душе свежие, но резкие запахи. В соседней и более сдержанной Японии важнее всего гармония. Здесь сложнее выделить ноты, скорее, это некий условный запах – мускус, белые цветы, рисовая пудра. В итоге в стране господствует очень тонкий «кремовый» аромат без яркого десертного характера.

Цветки османтуса (gui hua); парфюмерный флакон из японского фарфора Imari

Подход less is more прекрасно демонстрирует и сам способ нанесения ароматов: традиционно все сводится к использованию лосьона для тела, мыла или даже шампуня вместо обливания духами из спрея. В Таиланде и вовсе используют цветочные воды. Гостю запросто могут обмыть ноги, едва тот переступил порог дома. Как и сполоснуть руки после еды, используя большие чаши с теплой водой, где плавают благоухающие цветы. Особняком в Азии стоит ладан. Где-то он долго был под многолетним запретом из-за ассоциаций с гейшами, где-то его ценность не подлежит никаким сомнениям в виду вероисповедания.

Омовение рук цветочной водой в Тайланде Гравюры с изображением коробочек для ладана в Metropolitan Museum of Art Нью-Йорка

В свое время бренд Comme des Garçons так вдохновился ладаном, что выпустил серию из пяти ароматов Series 3 Incense. Благодаря использованию в ритуальных обрядах от православия до ислама, получилось пять разных, ни на что не похожих ароматных историй с ладаном в главной роли. Одна из историй, Kyoto, родом из Японии, где ароматная смола – обязательная часть церемоний у буддистов и синтоистов города Киото. Они считают связь с философией неразрывной: аромат не подавляет запах вещей, а уступает им место.

Буддистский храм в Киото; аромат Series 3 Incense: Kyoto, Comme des Garçons, с нотами ладана, кипариса, ветивера, тикового дерева и бессмертника

Основатель парфюмерного бренда L’ Orchestre Parfum Пьер Гуген также не смог обделить своим вниманием японский ладан. Положив в основу фирменной концепции лозунг «носи песню, слушай духи», он исследует природу компонентов через звуки национальных инструментов. В случае аромата Encens Asakusa церемония с ладаном идет в токийском храме по случаю окончания студеной зимы под умиротворяющие переливы щипкового инструмента кото.

Линия ароматов L’ Orchestre Parfum, первый слева Encens Asakusa с нотами ладана, ириса и мускуса

Если абстрагироваться от конкретных ингредиентов, то исконно азиатские принципы фэн-шуй и инь-ян также нашли применение в парфюмерии. Бренд The Harmonist «собирает» свои ароматы по похожей схеме «не навреди». Приятная на ощупь амфора с прозрачным и звенящим ароматом Sacred Water рисует в голове церковную чашу, наполненную до краев освященной водой, отдавший всего себя ладан и первый снег, тающий, едва снежинка пропадает в кружевных клубах пара над офуро.

Аромат Sacred Water, The Harmonist, с нотами озона, мяты, водорослей, соленой морской воды и амбры Книга «Святые воды» сингапурской писательницы Мейры Чанд

Дань уважения Азии отдал и Килиан Хеннесси: коллекция из четырех ароматов Asian Tales была посвящена притчам, каллиграфии и чайной церемонии. Аромат Bamboo Harmony, by Kilian, восхваляет символ силы и здоровья – бамбук. Источник вдохновения – Сказание о резчике бамбука или Повесть о старике Такэтори 10 века как древнейший образец японской художественной прозы. В центре внимания крошечная девочка Кагуя-химэ, Сияющая принцесса, которую нашли пожилой резчик и его жена в стебле бамбука. Обреченная вернуться домой на Луну, выросшая девушка пытается отвадить всех своих влюбленных поклонников. Раздав каждому заведомо невыполнимые задания, красавица садится в колесницу и надевает птичьи перья, чтобы вернуться в небо и обрести по праву принадлежащее ей бессмертие.

Кадр из мультфильма «The Tale of the Princess Kaguya»; аромат Bamboo Harmony, by Kilian, с нотами белого чая, цитрусовых, мимозы, бергамота, листьев инжира и нероли

Для бренда L’Artisan Parfumeur география перемещения и сопутствующего вдохновения – это смысл жизни. Не редко парфюмеров заносило и в Азию. Так, например, аромат Mon Numéro 9 посвящен здоровому духу. Баня офуро для японцев не только способ омовения тела, а целая философия очищения как физического, так и духовного. Посещение офуро имеет сакраментальный смысл: вода смывает болезни, усталость, приходит гармония и умиротворение. Композиция нот в аромате построена таким образом, чтобы всколыхнуть положительную энергию. Ведь как еще говорил Конфуций: «Твоя добродетель, как духи, которые придают красоту и удовлетворение не только твоему сердцу, но и сердцам тех, кто тебя знает».

Почтовая открытка 1910 года с гейшами, принимающими ванную офуро; аромат Mon Numéro 9, L’Artisan Parfumeur, с нотами цитрона, свежей зелени и ревеня

Еще один «азиатский» аромат марки, Dzongkha, появился после визита в живописное королевство Бутан. Его загадочное название можно перевести, как «язык, на котором разговаривают в дзонгах». Это укрепленные крепости, внутри которых располагаются монастыри буддистов. Попав однажды в такой храм, парфюмер Бертран Дюшофур решил навсегда увезти с собой его неповторимый запах дубленой кожи, дыма и экзотических цветов.

«Монахи буддисты», Линкольн Селигман, 2012 год; аромат Dzongkha, L’Artisan Parfumeur, с нотами пиона, кардамона, личи, ветивера, ладана, ириса и папируса

У японцев слива «умэ» находится на особом счету, ведь именно из нее делается знаменитое десертное вино «умэсю», способное просветлить разум, восстановить утраченные силы, снять раздражение и подарить душевный покой. На деле «умэсю» оказывается даже не вином, а ликером – темным, сладким, тягучим, ароматным. Едва пригубив божественного напитка, Том Форд поклялся создать его парфюмерную версию – так появилась редкая парфюмерная вкуснятина в виде головокружительного Plum Japonais!

Настенный декор с цветущей сливой; аромат Plum Japonais, Tom Ford, с нотами японской сливы, уда, корицы, ванили, шафрана и амбры

Вот еще несколько плодов из гостеприимной Азии. Например, цитрус юзу. В аромате Osaïto от M. Micallef, несмотря на свою традиционность, он звучит свежо и современно. При этом со всем уважением к местным принципам, композиция олицетворяет японское благородство и сдержанность – никакого посягательства на личное пространство. А все потому, что цитрусы, известные свои чрезмерным задором, заблаговременно «сглажены» прохладой тумана и свежестью морского бриза. Флакон, который создала художница и владелица марки Мартина Микаллеф, лаконичен и тактилен, вдохновлен японским садом камней со всей его непостижимой и загадочной дзен-философией.

Аромат Osaïto, M. Micallef, с нотами морской воды, цитрусовых, мирта, календулы, сандала, амбрыЯпонский сад камней в Токио

Аромат Kumkat Wood для Mancera был создан после прогулки в цитрусовых рощах на юге Китая. Кумкват – это небольшой вечнозеленый кустарник, чьи вытянутые ярко-оранжевые плоды размером с перепелиное яйцо, имеют яркий и запоминающийся запах. Аромат-антидепрессант со спокойным, расслабляющим, но терпким звучанием. Миниатюрный цитрус едят прямо с кожурой, что отличает его от таких же мелких сородичей мандаринов.

Kumquat Kat, Джилл Келси; аромат Kumkat Wood, Mancera, с нотами кумквата, бергамота, пачули, амбры, ветивера и сандала

Аромат Iris Ukiyoé в коллекции Hermessence от Hermes навеян японской гравюрой в стиле укиё-э, что в переводе означает «образы изменчивого мира». Самые известные работы в этом направлении были созданы художниками Кацусикой Хокусай и Утагавой Хиросигэ. Данный стиль в японской живописи не многоцветен и прозрачен, что связано с ограниченными возможностями печатных станков того времени. Парфюмер Жан-Клод Эллена, гений прозрачных ароматов, пошел по тому же принципу – взял всего три-четыре приглушенных цвета, создав каллиграфическими движениями рисунок из своего воображения. Что интересно, в этом аромате все аллюзии крутились вокруг цветка ириса, а не корневища, которое традиционно используется в парфюмерии и имеет отчетливо землистый, пудровый и немного восковой оттенок. Цветок ириса практически не пахнет, но при этом, вдыхая аромат Iris Ukiyoé, возникает стойкое ощущение уткнувшегося носа в букет из упругих стрелок-стеблей с фиолетовыми цветками-бабочками.

Аромат Hermrssence Iris Ukiyoé, Hermes, с нотами ириса, апельсинового цвета, мандарина и розыСборник скетчей и работ Кацусико Хокусай

Работа Жана-Клода Эллены над не менее известной «садовой» коллекцией стартовала с китайской мудрости «Жизнь человека начинается в тот день, когда он закладывает сад», поэтому, создав первые парфюмерные интерпретации садов из Индии и Египта, поездка в Китай, что вполне логично, не заставила себя ждать. Насмотревшись в садах под ноги, вдаль и по сторонам, появилась идея Le Jardin de Monsieur Li. В нем, по мнению парфюмера, непременно пахнет родниковой водой, мокрыми камнями, цветущим жасмином и сливой, кожурой кумквата, шелестит гигантский бамбук и колются заросли сычуанского перца. Кстати, загадочный мистер Ли, давший название аромату, это художник Синь Ли, чье творчество также оказало влияние на данный проект и украсило упаковку аромата.

Парфюмер Жан-Клод Эллена в Китае; аромат Le Jardin de Monsieur Li, Hermes, с нотами кумквата, жасмина и мяты

Своего рода полотном для еще одного китайского художника стали пять новых ароматов азиатской коллекции HauteFragranceCompany (HFC). Совсем юный и талантливый не по годам иллюстратор Ким Цу переехал в Шанхай в возрасте 19 лет, чтобы найти свое место в искусстве. Его «почерк» узнаваем тем, что он сочетает традиционную технику рисунка тушью (которой его научил дед) с Западным стилем живописи посредством масла. Смешав для HFC то ли принципы жизни, то ли работы, молодой человек смело заявляет: «Зарождающаяся страсть – она темная, ненасытная и преступная. Она похожа на одержимость. Боритесь за это чувство, даже когда готовы сдаться, ведь оно помогает понять нам, кто мы есть». Чтобы рассмотреть его работы, не нужно идти в Музей современного искусства – все они украшают черные лаковые флаконы AsianCollection. Кстати, страсти внутри ничуть не меньше, чем снаружи!

Аромат Devil’s Intrigue, HFC, с нотами флердоранжа, ванили, османтуса, белого чая и сандалаХудожник Ким Цу

Супруги Клара и Джон Моллой, они же парфюмерные многостаночники и создатели сразу трех брендов с неповторимой концепцией Memo, Hermetica и Floraïku. Как раз последний – это результат их страстного увлечения японской культурой. Все ароматы можно условно разделить на три группы. Первая посвящается искусству заваривания чая и его сортам. Вторая исследует технику икебаны. А третья вдохновлена древним искусством изготовления благовоний. Особняком стоят два базовых аромата, так называемые тени – светлая и темная. Они смешиваются с любым ароматом из трех групп: светлая тень делает запах более нежным и теплым, темная добавляет терпкости и силы. Упаковка вдохновлена традиционной коробочкой «bentobox», на обороте каждого флакона напечатан текст хайку, отражающий суть аромата.

Аромат Cricket Song, Floraïku с маслами бергамота, магнолии и ветивера; аромат — светлая тень Sleeping on the Roof, Floraïku, с нотами ландыша, флердоранжа, мускуса и амбры

Путешествия парфюмеров никогда не проходят впустую. Больше отдыха их интересует культура, традиции и новые знания. Азия всегда была магнитом для страждущих творческих душ – и вот что у них получалось по возвращению, когда хаос из эмоций и записи в блокноте материализовывались в ароматах. Антология Secret Collection от бренда Moresque и его создательницы Синди Гийман строится вокруг компонента, исторически связанного с определенной страной. Появлению аромата Soul Batik способствовал визит в Индонезию, в маленькую деревню на острове Ява, где женщины при свете луны рисуют на батике. Они мастерски наносят горячий воск на ткань, следуя красивым геометрическим линиям, рассказывая тем самым истории повседневной жизни. Основным компонентом аромата Soul Batik стала амбра, имитирующая своим запахом движение расплавленного пчелиного воска по хлопковому полотну.

Кадр из фильма Batik of Java; аромат Soul Batik, Moresque, с нотами бергамота, кардамона, герани, ванили, пачули, амбры

Вернувшись из азиатских каникул, парфюмер Пьер Гийом привез старые выцветшие фотографии 20-х годов, на которых запечатлён круиз по реке Меконг. Тоска по тем величественным временам и эффект сепии вдохновили его на создание аромата PG25 Indochine для Parfumerie Generale. Чтобы передать неподражаемый характер и колорит, он использовал в работе только ингредиенты азиатского региона: душистый камбоджийский душистый перец, кардамон с Шри-Ланки, древесину танаки из Мьянмы, лаосский мёд и сиамский бензоин.

Вьетнамские хроники; аромат PG25 Indochine, Parfumerie Generale

Супруги Моллой, задумывая марку Memo в 2007 году, хотели, чтобы их путешествия не прошли бесследно. Одно дело вспоминать поездку в узком семейном кругу, другое – делиться своими впечатлениями со всем миром…через ароматы. Дебютным парфюмерным мемуаром стал Inle – аромат, посвященный Бирме и ее знаменитому озеру. Идеальное время для поездки на лодке – рассвет или закат, чтобы увидеть жителей озера «инта» («сыновья озера»). Они строят на забитых в дно сваях тростниковые хижины и плавают на сампанах. Они также известны озерными огородами, которые напоминают плоты из корней, травы, земли и донного ила. Чтобы передать таинственную атмосферу озера, парфюмер выбрал цветок османтуса. Это сейчас османтусом никого не удивишь, но на момент выхода аромата компонент интриговал не меньше сегодняшних тигровой лианы или волчьей травы. Компанию османтусу составил абсолют матэ, имитирующий облако пара при заваривании чая, который так ценится в этих краях.

Озеро Инле на закате; аромат Inle, Memo, с нотами артемизии, мяты, бергамота, османтуса, жасмина, матэ, ириса
Фотография avanturisty.com

Знатная путешественница и парфюмер Соня Констант даже основала собственную марку Ella K, названную в честь знаменитых женщин, бороздящих мировые просторы. Создавать ароматы для известных брендов – это одно, а вот путешествовать в свое удовольствие и делать ароматы по мотивам направлений, совсем другое! Побывав в отдаленных местах России и Африки, Соня не скрывает своей любви к Азии, каждый раз возвращаясь сюда снова и снова через новые двери. Последний аромат, представленный, буквально, пару недель назад мировой общественности – Memoire de Daisen In, появившийся после поездки в Японию с посещением знаменитого сада камней Дайсен-ин на севере Киото. Чтобы создать эффект гладких и стылых камней, Соня смешала минеральный аккорд из нот амброфикса, бензойной смолы и мускатного ореха. Шелест кленов и запах их древесины передала молекула кефалис. А сочную зелень и буйство цветов воплотили роза Альба, японский пион и кумкват. Идеальный баланс и ощущение абсолютного покоя…

Рисунок Сенжира Накаты, любимого японского художника Сони Констант; аромат Memoire de Daisen In, Ella K

Источник: marieclaire.ru

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.